Главная страница сайта: Новый Акрополь101 причина, чтобы заняться философией     Записаться в философскую школу
Ваше имя 
Для связи 
Ваш город 
      7+2  =  ?
Нажимая кнопку «Отправить» вы выражаете
согласие с условиями пользовательского соглашения.

 

 
На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения.
Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies.
Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.


Каллиопа

Каллиопа

      КАЛЛИОПА («прекрасноголосая») — мать Орфея, муза героической поэзии и красноречия. Она вызывает чувство жертвенности, побуждающее человека преодолеть свой эгоизм и страх перед судьбой. Каллиопа носит на челе золотую корону — знак того, что она главенствует над другими музами, благодаря своей способности приобщать человека к первым шагам на пути его освобождения. Каллиопа изображалась с вощеной дощечкой или свитком и грифельной палочкой в руках.


   Принципы:

   Отвага воина
   Величавое достоинство
   Чистота души, исполненной отваги
   Благородство воина
   Бесконечная способность к самопожертвованию
   Рыцарство
   Сила жертвы



Сегодня я видела...

      Сегодня я увидела Каллиопу... Древние называли ее Музой Эпической Поэзии и у них были на то веские причины. И сам звук ее имени напоминает топот копыт горячих боевых коней, несущих на своих хребтах славных рыцарей.
      Нет большего наслаждения, чем вспомнить порой эти таинственные образы далекого прошлого. В них, как в зеркале, отражаются прошедшие эпохи при свете нынешней. И сами собой напрашиваются сравнения. Тысячу раз повторяла я себе, что вовсе необязательно "раньше все было лучше", но так и не нашла ни одного опровержения этому тезису.
      Я вышла на улицу. Говорила с людьми. Открывала все новые и новые книги, но так и не нашла Каллиопы ни в одном уголке современной жизни. Тогда я подумала, что, может быть, существует иная Каллиопа, и я не узнаю ее в новом обличье. Но под новыми формами я не слышала того древнего ритма горячих боевых лошадей. И тогда я подняла глаза и среди облаков, окрашенных воображением моим, мне предстала Каллиопа. Ее величавое, мужественное лицо выражало отвагу воина, величавое достоинство, чистоту души, исполненной отваги. Ее голос... подражал звуку бронзовых труб, что сопровождают шествие героев. В солнечном сиянии ее глаз искрился блеск щитов, мечей и шлемов всех тех, кто отдал свои жизни за Идеал.
      Ее туника развевалась по ветру, который создавали кавалькады доблестных рыцарей, что объезжают белый свет, восстанавливая справедливость.
      Она вдруг стала многоликой. Я узнала в ней самих Валькирий, что вызволяли на поле битвы воинов со счастливой судьбой. Я увидела в ее образе лодочника, распевающего нежные, чарующие мелодии под взмахи своего весла, переправляя через Стикс победоносные души. Я увидела ее могущественным Ангелом, взывающего своими поэтическими речами ко всем, кто еще способен мыслить среди материалистического маразма.
      Ах, древние рыцари... Может и правда, что у них были свои недостатки, но все это было так давно... Может и правда, что они думали и чувствовали по-нашему... Но у них было и еще нечто: искра красоты, капля гармонии, толика благородства, вдоволь отваги и стати, не занимать честолюбия и сознания собственного превосходства, и бесконечная способность к самопожертвованию. Поэтому Муза и была с ними, распевая для них с Небес, а сегодня лишь хрустит каменистая почва под ногами печального и безвольного путника. Он изнурен, хотя и относится потребительски к жизни, и ему неведомо, что есть воодушевление, поэзия, неустрашимость и пыл.
      Сегодня я еще услышала Каллиопу: вибрирующий ритм ее поэмы, воплотившийся в жизнь, когда ее могущественная энергия проникла в меня, заставив все мое существо рвануться из густой темницы времени, чтобы по-рыцарски, лицом к лицу встретить опасности жизни.
      Меня уже не удручала ущербность нашей поэзии и не столь угнетало то, что для рифмы там подбирались самые отвратительные слова. Меня уже не утомляла ежедневная сутолока бытия. Во мне была Каллиопа, поющая победным, величественным голосом душевного порыва.
      Сколько зла видела я поначалу! Мне казалось, что это лишь моя фантазия нарисовала передо мной столь тонкие черты Музы. Однако, это в самом деле была Она, затмевающая собой мой тусклый образ и превосходящая по силе мои слова, а по величию - всех людей, живущих на Земле. Голосом фанфар она воспевала победу тех, кто во имя чести воспарил на крыльях Неумолимой Судьбы. Слушайте ее, она продолжает взывать к людям... Ее поэма нескончаема как время... Каллиопа взывает к добродетели и красоте... Кто пойдет со мной в ее чертоги?

Делия Стейнберг Гусман



      Героизм — в умении сражаться, даже когда нет оружия.

      Духовная победа — за щедрыми, сильными, самоотверженными, ибо они — источник воды жизни. Дающие возвысятся, а те, кто стремятся лишь получать, — низвергнутся.

      Тот, кто лелеет великую идею, пусть даже безумную, в каком-то смысле так же велик. Культивируйте, воспитывайте в себе это божественное безумие, заставляющее подниматься на защиту слабых и чтить Бога, ставить честь превыше всего... Самая пустая, самая заурядная жизнь может превратиться в чудесное приключение, если она озарится благородным Идеалом.

Хорхе Анхель Ливрага


      То обстоятельство, что злу противостоит добро, предоставляет человеку возможность победы.

Хасидская мудрость


      Каждый таков, каков он есть. Искусство побеждать состоит в том, чтобы стать самими собой, такими, какие мы есть на самом деле, проявить свою подлинную, сокровенную суть, душу, сердце и способности. И тогда уже не будет иметь значения, кем мы являемся, великим гением или «маленьким», «простым» человеком.

      Как хорошо было бы сбросить с себя весь этот мусор (страх, неуверенность, нерешительность и сомнения) и в современном мире увидеть вновь пернатые шлемы благородных и доблестных воинов древности, увидеть вновь свет Неба, сияющий среди руин крепостных стен, и услышать вновь музыку собственных шагов, звучащую в такт ударам сердца, бьющегося в груди. Победа! Победа! Победа!

Хорхе Анхель Ливрага


      Энтузиазм - это не забвение, но припоминание; не невнимание к самим себе, но любовь и мечты о прекрасном и хорошем, при помощи которых мы преобразовываем себя и получаем возможность стать совершеннее и уподобиться им. Это не воспарение под властью законов недостойного рока в тенетах звериных страстей, но разумный порыв, идущий вслед за умственным восприятием хорошего и красивого.

      Энтузиазм - это огонь, зажженный в душе солнцем ума, и божественный порыв, расправляющий его крылья. Поэтому, все более и более приближаясь к солнцу ума, отбрасывая ржавчину человеческих забот, он становится чистопробным золотом, обретает чувство божественной и внутренней гармонии, согласовывает свои мысли и деяния с симметрией закона, заложенного во всех вещах.

      Не теряя закала и гармонии, он одерживает победу и господствует над ужасными чудищами, и при помощи того самого, что вело к падению, он легко возвращается к согласию с теми внутренними инстинктами, которые как девять муз пляшут и поют вокруг сияния всемирного Аполлона.

      Всякая любовь имеет объектом божество, стремится к божественной красоте, которая, прежде всего, приобщается к душам и расцветает в них, а затем от них, или, лучше сказать, через них сообщается телам; поэтому-то благородная страсть любит тело и телесную красоту, так как последняя есть выявление красоты духа.

Джордано Бруно «О героическом энтузиазме»




Хоть тяжкой мукой ты меня томила,
Любовь, тебе я славу воздаю,
За то, что ты мне сердце полонила,
Проникнув через раны в грудь мою,

Чтоб показать, как чудотворна сила
В том божестве, кому хвалу пою.
Пусть для толпы мой жребий непригляден,
Надеждой нищ, а вожделеньем жаден, -

Ты помогай мне в подвиге моем!
И если даже цель недостижима,
Иль второпях душа несется мимо,

Я счастлив тем, что мчит ее подъем,
Что ввысь всегда меня ты устремляешь
И из числа презренных отделяешь.

Джордано Бруно
«О героическом энтузиазме»



К Диоскурам

Вы, богатыри, Полидевк и Кастор,
Леды сыновья и владыки Зевса,
Воссияйте нам от земли Пелопа
Властью богов.

Пронесетесь вы по земным просторам
По приволью вод на конях летучих,
Чудом на скаку от прискорбной смерти
смертных спасая.

Высоко поверх корабельных скамей
Вот сверкнули вы на тугих канатах,
В тягостную ночь, проливаясь светом
Черному судну.
Алкей

Новый вал

Под взметом ветра новый взъярился вал.
Навис угрозой тяжких трудов и бед.
Натерпимся, когда на судно
Бурно обрушится пенный гребень.
Дружней за дело!

И возведем оплот,
Как медной броней, борт опояшем мы,
Противоборствуя пучине,
В гавань надежную бег направим.
Да не поддастся слабости круг борцов!
Друзья, грянет к нам буря великая.

О, вспомните борьбу былую,
Каждый пусть ныне стяжает славу.
Не посрамим же трусостью предков прах,
В земле под нами здесь упокоенных:
Они воздвигли этот город
На благоденствие нам потомкам.
Алкей

***

Сердце, сердце! грозным строем встали беды пред тобой.
Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!
Пусть везде кругом засады – твердо стой, не трепещи.
Победишь - своей победы напоказ не выставляй,
Победят - не огорчайся, запершись в дому, не плачь.
В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй.
Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.
Архилох

***

Медью воинской весь блестит,
Весь оружием убран дом –
Арею в честь!
Тут шеломы как жар горят,
И колышутся белые
На них хвосты

Там медяные поножи
На гвоздях поразвешены
Кольчуги там.
Вот и панцири из холста:
Вот и полные, круглые
Лежат щиты.

Есть булаты халкидские,
Есть и пояс, и перевязь;
Готово все!
Ничего не забыто здесь;
Не забудем и мы, друзья,
За что взялись!
Алкей

***

Требует слава и честь, чтоб каждый за родину бился,
Бился с врагом за детей, за молодую жену.
Смерть же придет тогда, когда, мойры прийти ей назначат.
Пусть же, поднявши копье, каждый на битву спешит,
Крепким щитом прикрывая свое многомощное сердце,
В час, когда волей судеб дело до боя дойдет.
Калин

***

Доля прекрасная пасть в передних рядах ополчения,
Родину-мать, обороняя в бою;
Край же покинув родной, тебя вскормивший и хлеба
У незнакомых просить - наигорчайший удел.
Тиртей



***

Юноши, стойко держитесь, друг с другом тесно сомкнувшись,
Мысль о бегстве душе будет отныне чужда.
Мужеством сердце свое, наполнив, о ранах и смерти,
Подстерегающих вас, не помышляйте в бою.
Не покидайте товарищей, старших годами,
Духом отважных, но сил своих прежних лишенных...
Тиртей

***

Вперед, о, сыны отцов, граждан
Мужами прославленной Спарты!
Щит левой рукой выставляйте,
Копьем потрясайте отважно
И жизни своей не щадите:
Ведь то не в обычаях Спарты!
Тиртей



Баллада о борьбе

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.

Детям вечно досаден их возраст и быт, -
И дрались мы до ссадин, до смертных обид.
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы,
Со страниц пожелтевших стекая на нас.

И пытались постичь мы, не знавшие войн,
За воинственный клич принимавшие вой,
Тайну слова «приказ», назначенье границ,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних боен и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов!
Мы на роли предателей, трусов, иуд
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить.
И, друзей успокоив и ближних любя,
Мы на роли героев вводили себя.

Только в грезы нельзя насовсем убежать:
Краткий миг у забав – столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мертвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев еще теплым мечом,
И, доспехи надев, что почем, что почем!
Разберись, кто ты – трус иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг
Оттого, что убили его - не тебя.

Ты поймешь, что узнал, отличил, отыскал
По оскалу забрал – это смерти оскал!
Ложь и зло – погляди, как их лица грубы,
И всегда позади – воронье и гробы!

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если, руки сложа, наблюдал свысока
И в борьбу не вступил с подлецом, с палачом, -
Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем!

Если, путь, прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем, -
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

В. Высоцкий



Путь конквистадоров

Я конквистадор в панцире железном,
Я весело преследую звезду,
Я прохожу по пропастям и безднам
И отдыхаю в радостном саду.
Как смутно в небе диком и беззвездном!
Растет туман... но молчу и жду
И верю, я любовь свою найду...
Я конквистадор в панцире железном.
И если нет полдневных слов звездам,
Тогда я сам мечту свою создам
И песней битв любовно зачарую.
Пропастям и бурям вечный брат,
Но я вплету в воинственный наряд
Звезду долин, лилию голубую.

Н. Гумилев



Солнце духа

Как могли мы прежде жить в покое
И не ждать ни радостей, ни бед,
Не мечтать об огнезарном бое,
О рокочущей трубе побед.
Как могли мы... но еще не поздно.
Солнце духа наклонилось к нам.
Солнце духа благостно и грозно
Разлилось по нашим небесам.
Расцветает дух как роза мая,
Как огонь, он разрывает тьму.
Тело, ничего не понимая,
Слепо повинуется ему.
В дикой прелести степных раздолий,
В тихом таинстве лесной глуши
Ничего нет трудного для воли
И мучительного для души.
Чувствую, что скоро осень будет,
Солнечные кончатся труды
И от древа духа снимут люди
Золотые, зрелые плоды.

Николай Гумилев



Колумб

Далее, смелый пловец! Пускай невежды смеются;
Пусть утомившийся руль выпустит кормчий из рук.
Далее, далее к западу! Должен там берег явиться:
Ясно видится он мысли твоей вдалеке!
Веру вожатому - разуму! Бодро плыви океаном!
Если земли там и нет, - выйдет она из пучин.
В тесном союзе и были и будут природа и гений:
Что обещает нам он – верно, исполнит она!

Фридрих Шиллер


***

Когда судьба, я вознесусь туда,
Где мне блаженство дверь свою откроет,
Где красота свои чертоги строит
Где от скорбей избавлюсь навсегда?

Как дряблым членам избежать стыда?
Кто в изможденном теле жизнь устроит?
В боренье с плотью дух всегда сильней,
Когда слепцом не следует за ней!

И если цели у него высоки,
И к ним ведет надежный шаг,
И ищет он единое из благ,

Которому дано целить пороки, -
Тогда свое он счастье заслужил
Затем, что ведал, для чего он жил».

Джордано Бруно


***

О, весна без конца и без краю –
Без конца и без краю мечта! –
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!
Принимаю тебя, неудача,
И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,
В тайне смеха - позорного нет!
Принимаю бессонные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!
И колодцы земных городов!
Осветленный простор поднебесий
И томления рабьих трудов!
И встречаю тебя у порога –
С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах...
Перед этой враждующей встречей
Никогда Я не брошу щита...
Никогда не откроешь ты плечи...
Но над нами - хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель –
Я знаю - все равно: принимаю тебя!

А. Блок





философская вечеринка



О «Новом Акрополе»
Что такое «Новый Акрополь»«Новый Акрополь» в РоссииКонтактная информация

Обучение
Курс «Философия для жизни»Семинар «Открой самого себя»Философская школаПрограммы для детейТворческие курсы

Деятельность
Культурный центрИздательствоДобровольческая деятельностьФестивалиФилософский киноклубХудожественные
мастерские
Новая книга: Хорхе Анхель Ливрага. Алхимик. По следам Джордано Бруно. В электронном виде книгу можно приобрести уже сейчас

Витамины для души
Философы и их ученияФилософия — в жизньКультуры и цивилизацииФотоальбомЛичности в историиСимволыПритчиМифы Афоризмы, цитатыПоэтические страницыПсихологические тесты
Адрес страницы: http://www.newacropol.ru/Alexandria/myth/muzes/Kalliopa/

время сохранения: 18863 / 22600