Главная страница сайта: Новый Акрополь101 причина, чтобы заняться философией     Записаться в философскую школу
Ваше имя 
Для связи 
Ваш город 
      7+2  =  ?
Нажимая кнопку «Отправить» вы выражаете
согласие с условиями пользовательского соглашения.

 

 
На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения.
Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies.
Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.


Ричард Бах

Фрагмент из романа «Иллюзии»

В тот день мы прилетели в Хамонд, штат Висконсин, прокатили всех желающих, по понедельникам их обычно не так уж много, а затем пошли в городок пообедать. На обратном пути я сказал:
«Дон, я согласен, что ты прав, и жизнь действительно может быть интересной или скучной, или такой, какой мы сами решаем ее сделать. Но даже в свои лучшие времена я никак не мог понять, зачем мы вообще здесь. Расскажи мне об этом».

Мы как раз проходили мимо хозяйственного магазина (закрытого) и кинотеатра (открытого, в нем показывали вестерн «Батч Кассиди и Санданс Кид»), но вместо ответа он остановился.
«Деньги у тебя есть?»
«Навалом. А что?»
«Пойдем в кино», — предложил он.
«Идешь?»
«Не знаю, Дон. Ты иди. А я пойду к самолетам. Не люблю надолго их бросать без присмотра». Что это вдруг ему приспичило в кино?
«С самолетами все в порядке. Пойдем в кино».
«Но оно уже началось».
«Ничего, немного опоздаем».

Он уже покупал себе билет. Я вошел за ним в темный зал, и мы сели сзади. Народу было немного, человек пятьдесят. Вскоре я забыл, зачем мы пришли, и увлекся фильмом, который я всегда считал просто классическим, я его смотрю вот уже третий раз. Время в зале начало растягиваться и закручиваться в спираль, как это всегда бывает, когда фильм хорош; сначала я смотрел его, отмечая технические детали... как построена каждая сцена, как она переходит в следующую, почему она идет сейчас, а не потом. Я старался смотреть фильм с этой точки зрения, но увлекся им и все забыл. В тот момент, когда на экране Батч и Санданс были окружены со всех сторон боливийской армией, почти в самом конце, Шимода тронул меня за плечо. Я наклонился к нему, не сводя глаз с экрана, думая, что он мог бы и потерпеть со своими замечаниями.

«Ричард?»
«Да?»
«Зачем ты здесь?»
«Это хороший фильм, Дон. Тише». Батч и Санданс, истекая кровью, говорили о том, почему им надо отправляться в Австралию.
«А чем он хорош?» — спросил он.
«Мне интересно. Тихо. Я потом скажу».
«Отключись от него. Приди в себя. Это все иллюзии».
Мне надоело.
«Дональд. Еще пару минут, и мы с тобой будем говорить, сколько захочешь. Но дай мне досмотреть кино, ладно?»
Однако, он снова прошептал громко и настоятельно:
«Ричард, зачем ты здесь?»
«Слушай, я здесь потому, что ты попросил меня прийти сюда!»
Я отвернулся и попытался досмотреть конец.
«Но ты не обязан был идти, ты мог сказать: «Нет, спасибо».
«Мне нравится этот фильм». Сидящий впереди повернулся и смерил меня взглядом. «Дон, мне нравится этот фильм, это что, плохо?»
«Нет, все в порядке», — сказал он, и до самого конца больше не проронил ни слова. Мы вышли из кино, прошли мимо свалки старых тракторов и
направились в темноту, где на поле нас ждали наши самолеты. Собирался дождь. Я думал о том, почему он так странно вел себя в кинотеатре.
«Ты ведь все делаешь неспроста, Дон?»
«Иногда».
«Но почему тогда этот фильм? Почему ты вдруг захотел, чтобы я посмотрел „Санданс“?»
«Ты задал вопрос».
«Да. Ты можешь на него ответить?»
«Вот мой ответ. Мы пошли в кино потому, что ты задал вопрос. Этот фильм был ответом на твой вопрос».

Он смеялся надо мной, я знал это.
«А о чем я тебя спросил?»
Наступила долгая и мучительная пауза. «Твой вопрос, Ричард, заключался в том, что даже в самые лучшие времена ты не мог понять, зачем мы здесь».
Я вспомнил.
«И этот фильм был мне ответом».
«Да».
«Да?»
«Ты не понял», — сказал он.
«Нет».
«Это был хороший фильм», — сказал он, — «но самый распрекрасный фильм в мире все равно лишь иллюзия, не так ли? На экране ничто не движется, так только кажется. Свет становится то ярче, то темнее, а нам кажется, что на плоском экране, установленном в темноте, есть движение».
«Пожалуй, все так». Я начинал понимать.

«Люди, все те, кто ходит на фильмы, зачем они приходят, если это всего лишь иллюзии?»
«Ну, это развлечение», — сказал я.
«Им интересно. Правильно. Раз».
«Они могут чему-нибудь научиться».
«Отлично. Всегда так. Новые знания. Два».
«Фантазия. Можно уйти от проблем».
«Это развлечение. Раз».
«Технические причины. Посмотреть, как сделан фильм».
«Учеба. Два».
«Уйти от скуки».
«Уход. Ты уже говорил».
«Общение. Быть вместе с друзьями», — сказал я.
«Причина, чтобы пойти, но не чтобы смотреть фильм. Все равно это развлечение. Раз».
И чтобы я там ни предлагал, все укладывалось в эти две причины; люди смотрят фильмы ради забавы, или ради новых знаний, либо ради того и другого вместе.

«И фильм — это вроде как наша жизнь, правильно, Дон?»
«Да».
«А тогда почему некоторые выбирают плохую жизнь, как фильм ужасов?»
«Они не просто приходят на фильм ужасов ради забавы, они с самого начала знают, что это будет ужасный фильм», — ответил он.
«Но почему?»
«Ты любишь фильм ужасов?»
«Нет».
«Но некоторые ведь тратят уйму денег и времени на то, чтобы посмотреть ужасы, или дурацкие мюзиклы, которые другим кажутся скучными и пустыми?» Он дал мне возможность ответить на этот вопрос.
«Да».
«И ты не обязан смотреть их фильмы, а они не обязаны смотреть твои. Это называется словом «свобода».
«Но почему людям хочется, чтобы их пугали? Или нагоняли на них тоску?»
«Потому, что они думают, что они заслужили это за то, что сами пугали кого-то, или им нравится чувство возбуждения, сопутствующее страху, а может быть, они уверены, что все фильмы просто обязаны быть такими тоскливыми. Можешь ли ты поверить, что большинство, по причинам достаточно веским для них, получают искреннее удовольствие от уверенности, что они беспомощны в своих собственных фильмах? Нет, ты не можешь поверить».
«Нет, не могу».
«Пока ты не поймешь это, ты будешь продолжать удивляться, отчего некоторые несчастливы. Они несчастны потому, что они сами решают быть несчастными. Ричард, это так!»
«Гм».
«Мы — задорные и озорные существа, веселые дети Вселенной. Мы не можем умереть, и нам, как и иллюзиям на экране, ничто не может повредить. Но мы можем поверить в то, что нам очень плохо, и представить то в самых ужасающих и мучительных подробностях, на какие только способны. Мы можем поверить в то, что мы жертвы, что нас убивают, или что мы сами кого-то убиваем, и что мы — лишь пешки в борьбе Милостивой Судьбы и Злого рока».

«У нас много жизней?» — спросил я.
«Сколько фильмов ты посмотрел?»
«Ага!»
«Фильмы о жизни на этой планете, о жизни на других планетах; все, что имеет пространство и время — лишь фильм и иллюзии», — сказал он. «Но, пока что в наших иллюзиях мы можем многому научиться и неплохо позабавиться, правда?»
«А как далеко ты проводишь эту аналогию с фильмами?»
«А как далеко тебе бы хотелось? Ты сегодня посмотрел фильм отчасти от того, что я хотел его посмотреть. Многие выбирают себе жизни потому, что им нравится быть и работать вместе с друзьями. Актеры из сегодняшнего фильма и раньше играли вместе — „раньше или позже“ — это зависит от того, какой фильм ты посмотрел первым; ты даже можешь видеть их на разных экранах одновременно. Мы покупаем себе билеты на эти фильмы, платя за вход своим согласием поверить в реальность пространства и реальность времени... Ни то, ни другое не истинно, но тот, кто не хочет заплатить эту цену, не может появиться на этой планете, или вообще в любой пространственно-временной системе».

Советуем вам прочитать книгу полностью


Москва (на Басманной)
11 сентября (понедельник), 19:00
Вопрос, на который стремится ответить любая культура, – что такое человек? Древние греки, римляне, иудеи полагали, что человек имеет тело, душу и дух. Христианская традиция говорит о существовании души и тела. Египетская традиция и традиции буддизма махаяны говорят о семи телах человека. Учение Веданты говорит о шести телах, а Тарака Раджа Йога – о четырех телах человека. Эти традиции не противоречат, а дополняют друг друга.

Москва (на Сретенке)
14 сентября (четверг), 19:15

Москва (на Арбате)
19 сентября (вторник), 19:30
Мы поговорим об общих принципах и законах, по которым устроены Вселенная и человек, о том, как человек вписан в общую картину мироздания, что писали о смертном и бессмертном началах в человеке в традициях разных цивилизаций.

Москва (на Цветном)
26 сентября (вторник), 19:15
Что такое человек? Во все времена философы стремились найти ответ на этот вопрос.

Москва — Зеленоград
27 сентября (среда), 19:00
Мудрость Греции, Индии, Египта о поиске себя настоящего.

Владивосток
11 октября (среда), 19:00
Курс практических занятий, который поможет вам сформировать свой философский образ жизни. Занятия проходят в форме лекций, диалогов, философских игр и диспутов.




философская вечеринка



О «Новом Акрополе»
Что такое «Новый Акрополь»«Новый Акрополь» в РоссииКонтактная информация

Обучение
Курс «Философия для жизни»Семинар «Открой самого себя»Философская школаПрограммы для детейТворческие курсы

Деятельность
Культурный центрИздательствоДобровольческая деятельностьФестивалиФилософский киноклубХудожественные
мастерские
Журнал Человек без границ

Витамины для души
Философы и их ученияФилософия — в жизньКультуры и цивилизацииФотоальбомЛичности в историиСимволыПритчиМифы Афоризмы, цитатыПоэтические страницыПсихологические тесты
обновлено1501144669